search

Кызылкумы, Южный Казахстан.


2017-07-08| Askar Isabekov

Утренний выезд — едем на гору Мурынкарак, а также будем осматривать гнезда воробьиной мелочи вокруг этой горы. Гора называется Мурункарак, она возвышается над равниной, и с нее видны другие невысокие скальные выступы. Вся эта гряда вместе называется Карактау. Почему так называется я не знаю, по-казахски қарақ – это зрачок, но возможно есть и какое-то иное местное значение слова, означающее каждую отдельную горку, в этом случае названия Мурынкарак и Карактау становятся переводимыми. Как и на всех таких скалах, видовой состав птиц Мурынкарака отличается от окружающей пустыни. На скалах гнездятся хищники и каменки. Стандартно все фотографируют птиц в этих местах в мае-начале июня. И я думаю, что не только потому, что в это время нет изнуряющей жары, но в большей степени потому, что всем хочется иметь фотографии самца в брачном пере в правый профиль с блестящим глазиком. И мы вот приехали в июле, когда днем стоит жара в 46 градусов, и к тому же черношейные каменки уже вывели птенцов и начали линять. С другой стороны, нестандарт действий означает уникальность материала. Помнится у меня взяли для книги очень некачественную фотографию самца краснобрюхой горихвостки в первом зимнем пере. Взяли потому, что больше ни у кого такой фотографии нет, потому что никто не снимает потрепанных птичек, все хотят красотищу в правый профиль с блестящим глазиком. А вот я фотографирую и самок, и слетков, и первый зимний, и птиц в линьке. Я даже фотографирую самок желчной овсянки (для большинства бердеров-фотографов желчная овсянка существует только в виде самцов). Вот и сегодня я снимал линяющего самца черношейной каменки, которого никто не хочет снимать. Может быть поэтому он так старался позировать (поворачивался в правый профиль) и даже дважды садился на капот машины. Остальные черношейные каменки не были настолько доверчивыми, хотя и выглядели тоже довольно потрепанными. В ложбинках склонов есть кустики и невысокий древесный сухостой. Здесь мы встретили садовую камышевку, славку-завирушку, много больших бормотушек и трех скотоцерок. Последние стали моим сегодняшним лайфером, неожиданным и потому в большей степени будоражащим кровь. Скотоцерок было три, все они были молодыми и хорошо реагировали на голос — подлетали к смартфону и позировали на камнях. Однако реакция на звук была кратковременной, и скотоцерки довольно быстро ретировались. Я видел этих птиц впервые, и они напомнили мне приний, а также ополовников.

После 9, когда солнце опять стало убийственным, мы поехали на осмотр гнезд буланых вьюрков, бормотушек и сорокопутов. В одном сорокопутовом гнезде еще находились птенцы, все другие были пустыми, в одних были признаки успешного гнездования, другие же показывали, что гнездо было кем-то разорено (я в очередной раз подивился насколько мало кладок заканчиваются вылетом молодняка). В одном бормотушечьем гнезде остались яйца-болтуны. По ходу маршрута посетили два артезиана, вода в обоих была горячей, как и во всех прочих местных колодцах (от 20 градусов и выше, в среднем, наверное, около 40-45). Я облился водой из одного артезиана, и через минуту был полностью сухой, голова высыхает на жаре быстрее, чем от фена. Принимая здесь душ я вообще не пользуюсь полотенцем, нет такой необходимости. Душ, кстати, тоже горячий, потому что вода в нем из артезиана. Возникает вопрос — а почему вода горячая? На Камчатке и в Исландии понятно почему источники горячие— там вулканическая активность, а здесь-то, в пустыне почему? Означает ли это, что несмотря на то, что все местные породы осадочного происхождения, где-то в глубине земли есть какая-то активность.

Второму артезиану на пути Борис Михайлович когда-то дал название Лес, потому что вокруг источника посажены и растут деревья. Рядом находится ферма, из которой пришли любопытные подростки. Однако в долгий разговор мы вступать не стали, сфотографировали гнездовых тювиков, еще кое-каких птах вблизи воды (здесь как и везде подавляющее преимущество хохлатых жавороноков) и поехали на базу, спасаться от солнца.

К вечеру поехали заправлять машину в Шаульдер, по дороге осмотрели остатки разливов Арыси. Интерсная встреча — пара караваек, суперинтересная встерча — огромная стая розовых пеликанов, сидящих на островке в несколько рядов, что делает сложным оценку их численности. На компе их посчитать тоже сложно, потому что вся стая либо целиком не вмещается в кадр, либо пеликаны будут на фото мелкими и неразборчивыми. По оценке Бориса Михайловича в стае от 1000 до 3000 взрослых розовых пеликанов. Все эти птицы, скорее всего, в этом году не размножались. Кроме этой толпы розовых пеликанов, было и несколько кудряшей, а также чаек.

Списки птиц: Мурынкарак, скважина Лес, разливы Арыси.


1.


2.


3.


4.


5.


6.


7.


8.


9.


10.


11.


12.


13.


14.


15.


16.

comments:
2017-07-13. Ясько Анна:

Аскар, ну наконец-то заветная скотоцерка и черная каменка в Вашем фотоархиве! Поздравляю!
Вы правы, снимать птиц интересно и полезно не только во всей красе в брачном, но и во всем их годовом "гардеробе".



secret code

* all fields are required

rare birds records


Meadow Bunting (Emberiza cioides)

© Anna Yasko
2017-11-01
Aktau, Mangystau region

The first record on Mangyshlak. The nearest known record points are located too much to east: Karatau ridge (Nukusbekov, www.birds.kz; Chalikova, Kolbintsev, 2005) and the foothills of Talas Alatau (Belousov, www.birds.kz).


Blackcap (Sylvia atricapilla)

© Vladimir Vorobyov
2017-10-28
VKO Katon-Karagay

The easternmost record in Kazakhstan. During migration Blackcap mostly occurs in Western Kazakhstan. For a long time the easternmost record was the observation in Borovoe (Shtegman, 1934). In Kurgaldzhino birds were recorded both in spring and autumn migration (Koshkin, 2017). In Russia this species distributes in east up to Tomsk and Kemerovo oblast (Ryabitsev, 2014; Vasilchenko, 2004). In China first Blackcap was recorded in 2012 in Kashi (Guo H., Ma M., 2013), also birds were later observed at November 21st and December 29th of 2013 (www.xinjiang.birds.watch). Probably the occurring of Blackcaps so far to east relates to the new wintering spots of the eastern populations of this species.

Васильченко А.А. «Птицы Кемеровской области». Кемерово: Кузбассвузиздат, 2004-488 с. Гаврилов Э.И. "Фауна и распространение птиц Казахстана". Алматы, 1999. Кошкин А.В. 2017. Орнитофауна Тениз-Коргалжынского региона (Центральный Казахстан) // Рус. орнитол. журн. 26 (1415): 909-956.
Рябицев В.К. "Птицы Сибири". Москва-Екатеринбург, Изд-во "Кабинетный ученый", 2014. Guo H., Ma M. Eurasian Blackcap (Sylvia atricapilla)-a new bird record in China [Chinese]. Zoological Research, 2013, Oct. 34(5). P. 507-508


Red-flanked Bluetail (Tarsiger cyanurus)

© Alexandr Belyaev
2017-10-15
Almatinskaja obl., Nac. park Altyn-JEmel', Ajnabulak

Rare migrant in Almaty oblast, and first record for Altyn-Emel National Park.


Lapland Longspur (Calcarius lapponicus)

© Alexandr Belyaev
2017-10-15
Almatinskaja obl., Nac. park Altyn-JEmel', Ajnabulak

Rare birds in South-Eastern Kazakhstan, and first record for "Alty-Emel" National Park.

more rarities...

Big Year 2017

1. Askar Isabekov (306)
2. Alexandr Belyaev (261)
3. Boris Gubin (200)
4. Anna Yasko (197)
5. Gennadiy Dyakin (195)
more...

unidentified birds


2017-11-21

Алексей Тимошенко: Алексею: Мне видится много светлого вокруг "глаза", если это глаз и светлые кончики второстепенных.

2017-11-17

Сергей Л. Волков: Наверное, все-таки красношейная поганочка. Странновато выглядит, но ведь другому-то больше некому быть.

2017-11-15

Алексей Кошкин: Да, белошапочная абберативная больше подходит.

more unidentified birds...