search

Прикаспийская низменность. Нарынские пески.


2017-05-28| Askar Isabekov

На удивление быстро решили проблему с замком — в поселке нашелся мастер, у которого были все инструменты. Пока делался ремонт, я поглядывал на птиц в поселке. Олег Белялов называет артезианы в пустыне ловушками, потому что пролетную мелочь как пылесосом затягивает в точки, где есть вода. В пустыне дефицитной уникальностью для пролетных птичек обладают также одиноко стоящие деревья, а редкие поселения человека являются домом для гнездящихся видов, которых в основном биотопе не встретишь. Эти антропогенные в условиях пустыни виды не дают большого вклада в биомассу, но заметно увеличивают чеклист. Кроме того, я думаю, что поселения человека служат этим видам промежуточными пунктами при расширении ареала. В Суиндике сегодня встретил голубей, воробьев, стрижей, скворцов, удодов (встречается и в основном биотопе, но предпочитает все-таки антропоген), белых трясогузок, касаток, береговушек. Но самой интересной встречей стали плешанки. Это были первые и единственные плешанки, которых я встретил, и самец оказался vitatta, самку разглядеть не удалось — она быстро ретировалась. Следует также упомянуть и двух желтых трясогузок, встреченных в отаре овец на выезде из поселка.

А выехали мы в сторону Урды. Территория, которую я обследовал в этом году, размером со среднюю европейскую страну, например, такую как Хорватия, и больше, чем Голландия или Бельгия. На этой территории практически нет электричества, сотовой связи, и нет ни одного квадратного метра асфальта. Но, тем не менее, здесь есть понятие «трасса». Трасса — это одна из магистральных полевых дорог, соединяющая важные точки в пустыне. Боковые ответвления от трассы на фермы могут иметь временное существование, а вот трассы почти наверняка в проходимом состоянии. Есть трассы, по которым проезжает одна машина раз в несколько дней, но есть и довольно оживленные, на которых за сутки можно увидеть до 10 машин. В бугристых песках трасса — это одна накатанная в песке колея, в полынной равнине и вблизи больших соров трасса — это «сад разбегающихся тропок». Если увидел множество почти параллелей — значит, это трасса. Ехать по таким трассам лучше с компасом, чем без, потому что можно легко уйти куда-нибудь в сторону. Вот по такой трассе мы сегодня и ехали полдня.

Число солончаков и их размер по мере продвижения на северо-запад плавно увеличиваются. Кустарников уже нет давно, из птиц вокруг только жаворонки и плясуньи. И вот на горизонте показалось одиночное дерево — типичная пустынная ловушка. Подъезжаем ближе, первое, что бросается в глаза — это гнездо курганника, что вполне ожидаемо. Взрослая птица взлетает, уже оперившиеся птенцы затихают. Но кроме курганников на дереве полно птиц, некоторые видны сразу, другие показались лишь через какое-то время. Очевидно гнездящимися были чернолобые сорокопуты (нашел гнездо, и обе птицы прилетали с кормом), золотистые щурки (тут же на склоне были норки), индийские воробьи (тяготели к гнезду курганников, вероятно, там же загнездились). Очевидно запаздывающими к местам гнездования были самка зяблика, лазоревка, серая мухоловка и пара весничек. Заставили задуматься две самки обыкновенного жулана, пара садовых славок и горихвостка. Примерно минут сорок я провел у тополя, птенцы курганника перестали обращать на меня внимание, остальные тоже. Я подумал, что уже всех обитателей смог обнаружить, и мы поехали дальше.

Объехав огромный сор вокруг его юго-восточной оконечности, мы достигли территории, известной как Нарынские пески, или Рын-пески. Это тоже по сути бугристые пески, однако в силу ряда особенностей происхождения и рельфа (а может быть, и климата), а также из-за близости большой воды (я так думаю) здесь есть настоящие большие деревья. Не леса, конечно, но небольшие тополевые, ольховые и джидовые рощи присутствуют. Для пустыни это можно было бы назвать оазисом, если бы общая площадь этих рощ была небольшой, но рощи пучками и полосами разбросаны достаточно широко. Как только мы увидели первые большие деревья, так сразу же съехали с трассы, было очень любопытно, что же мы там увидим. Потом еще дважды мы сворачивали к рощам — один раз к джидовой, второй — опять к тополевой. Рощи не существуют сами по себе, вокруг или около них присутствуют кустарниковые заросли из тамариска и жузгуна. Обилие больших деревьев, опять-таки, относительное, дефицит очевиден — почти на каждом дереве построено большое гнездо, деревьев без гнезд мало. С одного из «многоэтажных» гнезд слетел могильник, круглые гнезда определенно принадлежали сорокам, неподалеку летали курганник и кобчик. Вблизи гнезд видел полевых воробьев, которые скорее всего живут в полостях больших гнезд, сизоворонки и удоды с кормом по идее должны гнездится в каких-нибудь полостях деревьев. Кустарники же дали привычный состав птиц, только вместо пустынного сорокопута в этих местах гнездится уже чернолобый.

Так не торопясь проехав около 40 км встали на ночевку ближе сору, где ближе к закату видели охотящихся на суше чайконосых крачек, хохотуний, а также лугового луня, курганника. Очень приятно было увидеть красавок с птенчиком.


1.


2.


3.


4.


5.


6.


7.


8.


9.


10.


11.


12.


13.


14.


15.


16.


17.


18.


19.


20.


21.


22.


23.


24.


25.


26.


27.


28.


29.


30.

comments:
no comments


secret code

* all fields are required

rare birds records


Common Nightingale (Luscinia megarhynchos)

© Anna Yasko
2017-05-08
Saura, Mangystau

Редкая встреча для Мангышлака. Известно всего несколько наблюдений в Фетисово: одна птица 3 мая 2005 г.; пение самцов слышали 11 и 23 мая в 2005 и 2006 гг.; одна птица кормилась у живой изгороди 15-17 мая 2012 г. (Губин, 2015).
Губин Б.М. Орнитофауна п-ова Мангышлак//Птицы пустынь Казахстана. Книга 1. Алматы 2015. С. 22-149.


White-tailed Lapwing (Vanellus leucura)

© Andrey Kovalenko
2017-05-13
Kanshengel, Almaty area.

Редкий залётный вид в Семиречье. Ближайшие места, где известно гнездование - низовья р. Чу, западнее этой встречи километров на 500. Давно, птиц встречали в низовьях р. Или – 24 июня 1933 г. в ур. Миялы и 21 июня 1942 г. на оз. Аккуль (Слудский, 1953; Долгушин, 1962). В последнее десятилетие отмечены дважды: 1. в урочище Карачингиль (низовья р. Тургень) молодую птицу видели 21 и 23 июля 2006 г. (Бевза, 2011); 2. на Сорбулаке сфотографирована 27 июля 2013 г.(Г. Дякин, А. Фокина, www.birds.kz).


Black-headed Bunting (Emberiza melanocephala)

© Anna Yasko
2017-05-09
Aktau, Mangystau

Редкая встреча для Мангышлака. До этого известны встречи 1-2 июня 1888 г. в районе горы Шеркала и родников Акмыш, 6 мая 1947 в окрестностях г. Форт-Шевченко, 7 мая 1964 в ур. Данга и 17 мая 2009 близ впадины Каунды.


Pygmy Cormorant (Phalacrocorax pygmaeus)

© Gennadiy Dyakin
2017-04-23
Sorbulak, Almaty region

Четвертая встреча вида для Семиречья и третья для Сорбулакской системы озер.

more rarities...

Big Year 2017

1. Askar Isabekov (246)
2. Alexandr Belyaev (200)
3. Anna Yasko (162)
4. Alexandr Katuncev (161)
5. Sergei Shmygalev (153)
more...

unidentified birds


2017-06-29

Аскар Исабеков: Поздравляю с отличной находкой!

2017-06-28

Николай Балацкий: Малик, это гнездо южной бормотушки. Яйцо, возможно, болтун (если в гнезде следы от птенцов в виде помёта или перхоти).

2017-06-27

Ясько Анна: Обыкновенные каменки у нас на Мангышлаке не гнездятся. Скорее всего это плясунья. Ракурс сбоку есть?

more unidentified birds...